Записи с темой: есть многое на свете, друг горацио (список заголовков)
16:02 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Когда я уезжала на море, у меня было две основных цели. Первая - помириться с собой, потому что все мои "я" начали ссориться чуть ли не каждый день, дело доходило даже и до драк и до "вот соберу котомочку и уйду в закат", а потом все сидели по углам и дулись друг на друга. Эта цель была достигнута, такого завидного единодушия я давненько меж ними не замечала, то есть на отдыхе мы были уже не просто мы, а действительно целостное я. Когда мой интеллигент говорил "А может в археологический музей?", все остальные отвечали "А как иначе?"; стоило дамочке с бусиками заныть, что ей срочно надо вон те серёжки, остальные подтверждали, что, конечно, без серёжек не жизнь; когда девочка с бантиком просила молочный коктейль и пирожное, всё покупалось в двойном размере; как только мой внутренний полковник с лицом Брюса Уиллиса бросил "ну что, салаги, а пошли из одного города в другой пешком, с вершины горы до её подножия", все остальные, поправив очки, бантики, бусики, крылья, рога и хвосты, хором ответили "Так точно!".
Вторая цель... Вот тут полностью сработало пресловутое "хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах". В последний месяц у меня особенно разыгралась мизантропия, бесили люди в метро и на улицах, "мерзкие хоббитсы", вот я и в красках представляла, как я уеду, и буду в одном лице Джорджем, Харрисом, Джеем и Монморанси, и даже напевала про себя песню из фильма "Это ли не самый лучший отдых: лодка, свежий воздух, только солнце, только небо и река!" И общение с людьми свести до необходимого минимума, т.е. только с официантами и в магазине. Уж и хихикал, должно быть, Бог в кулачок, когда всё это слушал. Джардини-Наксос оказался на поверку деревней, где в порядке вещей кричать друг другу с одного конца улицы на другой "Людк! А, Людк!". Тьфу, "Патриция, привет!" - "Привет, Пепе!" - "Как дела?" И ровно на второй день пребывания меня тоже уже включили в эту перекличку. Идёшь мимо кафе/магазина/случайного прохожего, а тебе "Добрый день, синьорина! Как дела? Как море сегодня?", отвечаешь, вечером тоже самое, потому что это ж вы днём болтали, а сколько часов-то уже прошло!
В одном из кафе, где я обедала, администратор знал немного русский язык, потому называл меня не синьорина, а сударыня (прям по-русски). Довольно забавно было, когда он мне сердито высказывал на смеси русского, английского и итальянского: "Сударыня, вы разговариваете по телефону, а паста перед Вами стынет!" - "Я с мамой."- "Ааа, с мамой, тогда ладно." или "Сударыня, почему вы не доели? Так нельзя! Сильной не будете!"
Был там один киоск, где был большой выбор безалкогольных коктейлей, я каждый день пробовала по два разных вида, и всё равно осталось ещё много неохваченного. Так там было три смены барменов, две смены хотя бы только "Здрасте" ограничивались, третий же, пока смешивал коктейль, успел мне рассказать всю свою жизнь, как он четыре года в Москве жил в "Кузмине". "Где?" - удивилась я, бармен пояснил, как ехать на метро. "Ааа, в Кузьминках" - "Ну я и говорю, в Кузмине."
Когда я отправилась кататься на кораблике, смотреть гроты, познакомилась с парой итальянцев лет сорока из соседней деревни, дознакомились до того, что они пригласили к себе в гости и пишут теперь мне в вотсапп через день.
Так же ко мне в автобусе подсела француженка, заговорила со мной, попросила составить компанию, раз уж мы едем в один и тот же город, и у меня есть карта, а у неё нет. Целый день напролёт вместе, как результат - позвала на следующий день к себе в гости в отель, познакомила со своей подругой, обменялись телефонами и мэйлами, и я получила прозвание "my vacation daughter".
Недалеко от моего отеля базировалась русская девушка, продающая экскурсии. Куда бы я ни шла, я так или иначе проходила мимо неё. И каждый раз она останавливала меня поболтать, в какой-то момент я решила уже пойти по другой стороне улицы, думала, не заметит. Куда там! Окрик: "Оляяя, иди сюда! Переведи мне, что в буклете по-английски написано. А ещё, сколько будет 35% от вот этой суммы? Я так и знала, что ты можешь посчитать и ждала тебя!" И так каждый день.
Ах да! Ночной сторож... Основной персонал отеля работал где-то с 7 до 24. А ночью дежурил другой человек. Познакомилась я с ним случайно, в 5.30, когда сверившись с расписанием восходов солнца в этом месте, пошла встречать рассвет на море. Но не дошла, потому что входная дверь была заперта. Пока я маршировала перед ней, солнце взошло без меня, и вдруг откуда-то из подсобных помещений выглянул человек, увидел меня и... надо было видеть его лицо, на нём огромными буквами было написано: "Кто здесь? Что ты такое? Что тебе здесь надо в такое время?" "Выпустите меня, пожалуйста, на море" - попросила я его. Он молча открыл дверь. Я сходила, наплавалась, вернулась. В последний день своего пребывания я пошла на море в то же время, и дверь снова была закрыта. Тот же человек вышел с выражением лица "Аааа, опять ты". Когда я вернулась, он поинтересовался: "А почему Вы сегодня раньше вернулись?" - "Море сегодня похолоднее." Когда он уходил, он не поленился заглянуть в столовую, куда уже начал собираться народ, целенаправленно подошёл к моему столику, мол, я знаю, что Вы сегодня уезжаете, и пожелал счастливого пути.
В общем, уж побыла в одиночестве и тишине, так уж побыла.

@темы: Хорошо бродить по свету с карамелькой за щекою..., Ох, уж эти сказочки! Ох, уж эти сказочники!, Есть многое на свете, друг Горацио

15:13 

17 июля. Хроника позора.

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)

Утром возили в МНТК микрохирургии глаза на полное обследование. Как признанный трус я сразу поинтересовалась, не будет ли больно. Вся родня как один заверили, что нет, дескать, да посмотрят на аппаратах и всё. И так оно и было. Пока мне не сказали: "А теперь идите в 306. Это последнее обследование, посмотрят сетчатку." Я беззаботно вошла в кабинет, медсестра достала пузырёк: "Приготовьтесь, сейчас будет жечь." У меня в принципе низкий болевой порог, потому мне не жгло, мне показалось, что мне выжгло глаза к чёртовой матери. Я осторожно поинтересовалась, точно ли так должно быть. "Да-да", - кивнула медсестра, - "идите в коридор и ждите, пока зрачки не расширятся." Дождалась, вернулась в кабинет и попала уже в руки к врачу. Подошла медсестра с новым флаконом: "Сейчас мы Вам закапаем обезболивающее..." И только до меня стало доходить, что это может значить, как врач сноровисто начала вводить какую-то фигню в глаз. Не знаю, то ли обезболивающее не успело подействовать, то ли просто не взяло меня, но мне было больно. Потому пока мой мозг неуверенно шептал, что, наверное, надо потерпеть, туловко решило по-видимому, что хулиганы зрения лишают, и рванулось. Врач невозмутимо скомандовала: "Галочка!" Медсестра (ей бы в сумасшедшем доме работать) сноровисто меня скрутила и зафиксировала голову. Врач флегматично пояснила: "Мы так детей обычно держим", практически как лампочку вкрутила свой снаряд мне в глаз, а потом с тихим чпоканьем вытащила, на несколько мгновений я вообще перестала видеть. Из темноты донёсся всё тот же спокойный голос: "Не волнуйтесь, глаз на месте." Той же экзекуции подвергся и второй глаз. Видимо, в лице я-таки как-то поменялась, потому что и врач, и Галочка предложили мне нашатырный спирт. Я отказалась, выслушала диагноз, вышла в коридор - там плакала девушка, бывшая до меня в этом кабинете, рассказывая своим сопровождающим, как ей было больно. Подошла и я к своим: "Ну это... опозорила я вас тут маленько." Мама, с интересом: "Ты плевалась, кусалась и орала?" Я: "Нет, молчала, но вырывалась сильно." Заодно сообщила им, что больше никогда не поведусь на все эти "Ну что ты, больно не будет совсем.";)))
А вот где партизаны прячутся, я так и не сказала ни врачу, ни Галочке.


UPD. А не, всё, мне больше не стыдно. Мама с бабушкой наблюдали картину, как жена уговаривала своего мужа тоже пройти осмотр сетчатки. А он упирался, говорил, что уже раз проверял, и это больно. "Ну ты что, не потерпишь?" - "Нет, это сложно терпеть." Я даже уточнила, не врут ли они мне, чтоб успокоить. Утверждают, что нет, что они просто обратили внимание на то, как взрослый мужчина боится туда идти. "Ничего" - сказала я им. - "медсестра и его зафиксирует, как миленького."


@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

12:26 

Давненько я Дениса Давыдова не вспоминала

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
"Теперь я касаюсь до одного случая с прискорбием, ибо он навлекает проклятие на русского гражданина. Но долг мой говорить все то, что я делал, в чем кому содействовал, кто в чем мне содействовал и чему я был свидетелем. Пусть время поставит каждого на свое место.
Около Дорогобужа явился ко мне вечером Московского гренадерского полка отставной подполковник Маслеников, в оборванном мужичьем кафтане и в лаптях. Будучи знаком с Храповицким с детства своего, свидание их было дружеское; вопросы следовали один за другим, и, как вопросы того времени, все относились к настоящим обстоятельствам. Он рассказывал свое несчастие: как не успел выехать из села своего и был захвачен во время наводнения края сего приливом неприятельской армии, как его ограбили и как он едва спас последнее имущество свое — испрошением себе у вяземского коменданта охранного листа. Знав по опытам, сколько охранные листы бесполезны к охранению, мы любопытствовали видеть лист сей, но как велико было наше удивление, когда мы нашли в нем, что г. Маслеников освобождается от всякого постоя и реквизиций в уважение обязанности, добровольно принятой им на себя, продовольствовать находившиеся в Вязьме и проходившие чрез город сей французские войска. Приметя удивление наше, он хотя с замешательством, но спешил уверить нас, что эта статья поставлена единственно для спасения его от грабительства и что он никогда и ничем не снабжал войска французского в Вязьме.
Сердца наши готовы были извинить его: хотя русский, он мог быть слабее другого духом, прилипчивее другого к интересу и потому мог ухватиться за всякий способ для сохранения своей собственности. Мы замолчали, а он, приглася нас на мимоходный завтрак, отправился в село свое, расстоящее в трех верстах от деревни, в коей мы ночевали.
На рассвете изба моя окружилась просителями; более ста пятидесяти крестьян окрестных сел пали к ногам моим с просьбою на Масленикова, говоря: «Ты увидишь, кормилец, село его, ни один хранц, (то есть франц, или француз) до него не дотронулся, потому что он с ними же грабил нас и посылал все в Вязьму, — всех разорил; у нас ни синь-пороха не осталось по его милости!» Это нас все взорвало.
Я велел идти за мною как окружившим избу мою, так и встретившимся со мною на дороге просителям.
Приехав в село Масленикова, я поставил их скрытно за церковью и запретил им подходить ко двору прежде моего приказания. Казалось, мы вступили на благословенный остров, оставшийся от всеобщего потопления! Село, церковь, дом, избы и крестьяне — все было в цветущем положении! Я уверился в справедливости доноса и, опасаясь, чтобы после ухода моего страдальцы сами собой управы не сделали и тем не подали пример другим поселянам к мятежу и безначалию, что в тогдашних обстоятельствах было бы разрушительно и совершенно пагубно для России, я решился обречь себя в преступники и принять ответственность за подвиг беззаконный, хотя спасительный!
Между тем товарищи мои сели за сытный завтрак... Я не ел, молчал и даже не глядел на все лишние учтивости хозяина, который, чувствуя вину свою и видя меня сумрачным и безмолвным, усугублял их более и более. После завтрака он показал нам одну горницу, нарочно, как кажется, для оправдания себя приготовленную: в ней все мебели были изломаны, обои оборваны и пух разбросан по полу. «Вот, — говорил он, — вот что эти злодеи французы наделали!»
Я, продолжая молчание, подал потаенно от него знак вестовому моему, чтобы позвал просителей, и вышел на улицу будто бы садиться на конь и продолжать путь мой. Когда на улице показалась толпа просителей, я, будто не зная, что они за люди, спросил: «Кто они такие?» Они отвечали, что окрестные крестьяне, и стали жаловаться на Масленикова, который уверял, что они изменники и бунтовщики, но бледнел и трепетал. «Глас божий — глас народа!» — отвечал я ему и немедленно велел казакам разложить его и дать двести ударов нагайками.
По окончании экзекуции я спросил крестьян, довольны ли они? И когда передний из них начал требовать возвращения похищенного, то, чтобы прервать все претензии разом, я его взял за бороду и, ударив нагайкою, сказал сердито и грозно: «Врешь! Этого быть не может. Вы знаете сами, что похищенное все уже израсходовано французами, — где его взять? Мы все потерпели от нашествия врагов, но что бог взял, то бог и даст. Ступайте по домам, будьте довольны, что разоритель ваш наказан, как никогда помещиков не наказывали, и чтобы я ни жалоб и ни шуму ни от одного из вас не слыхал. Ступайте!»"

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

21:16 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Вчерашний вечер был удивителен как ни крути. Повезла я Гарри оттаивать на подземную парковку торгового центра, а то местами такой корочкой покрылся, что смотреть страшно было. Пока суд да дело, прошлась по магазинам и в итоге устроила привал в кофейном уголке. Барриста (Б), мужчина лет сорока: "А почему Вы заказываете стандартный капучино, а не большой? Разница-то всего 20 рублей!"
Я: "Потому что я столько не выпью."
Б: "Хо! Так поделитесь с кем-нибудь."
Я, демонстративно оглядевшись: "Если только с Вами. Здесь больше никого и нет."
Б: "Ой не. Я сегодня уже много кофе выпил. А Вам может сиропчик?"
Я: "Давайте. Фундук."
Б, реально всплеснув руками: "Надо же! Мой любимый! А я думал, Вы какую-нибудь ваниль выберете... А Вам кофе погорячее или попрохладнее сделать?"
Я: "Надо же! Вы первый барриста, который поинтересовался этим."
Б: "Было бы сейчас с десяток посетителей, я бы и не спрашивал, сделал бы, как мне удобно. А раз Вы одна, так чего бы и не спросить? Вы попробуйте, нормально я сиропчику налил или ещё подбавить? А будете вот эту сладкую котлету?" - и ткнул пальцем в пончик.
Я: "Нет, спасибо."
Б: "Они не очень калорийные."
Я: "Дело не в этом. Я просто такие пончики не люблю. Я люблю такие, как в детстве,советские. Помните тот вкус?"
Б: "Ещё бы! В Павловском Посаде есть такая кафешечка, где делают прям такие пончики. Я туда заглядываю."
Я: "На ВДНХ ещё было местечко с вкусными правильными пончиками, только они там в два раза меньше привычного."
Б: "Ну это не дело, когда меньше. А знаете, у меня есть хлеб и сыр, я на обед брал. Давайте я Вам сделаю бутерброд с сыром."
Я: "Большое спасибо, но в другой раз. Сейчас я точно не голодна."
Б: "Обязательно приходите!"
Ещё никогда в кафе меня не пытались накормить личным бутербродом)))
***
А на обратном пути, уже паркуясь у дома, я умудрилась застрять в снегу - ни туда и ни сюда. Я и руками снег копала вокруг, и ногами утаптывала, на сантиметрик только удалось сдвинуться. Вдруг из чёрного внедорожника неподалёку вылезают двое мужчин: "Мы тут наблюдаем, как Вы мучаетесь, и решили помочь." И вытолкнули меня. Пока я благодарила спасителей, присмотрелась, а лица и машина незнакомые какие-то, я возьми и спроси: "А вы из этого дома?" - "Да, а Вы?" - "И я."
"А из какой Вы квартиры?" - поинтересовался один из них.
- Из 98.
Он: "Вот это да! А я из 99, несколько дней назад купил и переехал, ремонт делать вот буду."
- Ну и ну. Сосед, значит. Вот и познакомились. Если услышите лай, это моя собака.
Он: "Волкодав?"
- Почти. Шпиц.
Он: "А детей нет?"
- Пока нет.
Он: "Хорошо"
- Почему это? (Даже как-то обидно стало за несуществующих детей)
Он: "Ну тише будет. Может, Вас до подъезда довезти? У Вас сумка тяжёлая."
- Ничего, справлюсь. Приятно было познакомиться.
Пожали друг другу руки и разошлись.

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио, Все чудесатее и чудесатее

11:19 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Давненько я вам ленту не загромождала Денисом Васильевичем. Из "Дневника":

"...От направления сего я попался между отрядами двух генерал-адъютантов: графа Ожаровского и графа Орлова-Денисова; первый прислал ко мне гвардии ротмистра (что ныне генерал-лейтенант) Палицына, дабы выведать, не можно ли ему прибрать меня к рукам, а последний еще от 19-го числа прислал офицера отыскивать меня для объяснения, что если я не имею никакого повеления от светлейшего после 20-го октября, то чтобы немедленно поступил в его команду.
Уверен будучи, что звание партизана не освобождает от чинопослушания, но с сим вместе и позволяет некоторого рода хитрости, я воспользовался разновременным приездом обоих присланных и объявил первому о невозможности моей служить под командою графа Ожаровского по случаю получения повеления от графа Орлова-Денисова поступить под его начальство, а второго уверил, что я уже поступил под начальство графа Ожаровского и, вследствие повеления его, иду к Смоленской дороге.
Между тем я не счел не только предосудительным, но даже приличным солдатской гордости — просить генерала Коновницына довести до сведения светлейшего неприятность, которою я угрожаем. «Имев счастие, — писал я ему, — заслужить в течение шестинедельного моего действия особенное его светлости внимание, мне чрезмерно больно, при всем уважении моем к графу Орлову-Денисову и к графу Ожаровскому, поступить в начальство того или другого, получив сам уже некоторый навык к партизанской войне, тогда как я вижу, что в то же время поручают команды людям, хотя по многим отношениям достойным, но совершенным школьникам в сем роде действия». Я заключал письмо мое изложением выгод размножения, а не сосредоточивания партий при тогдашних обстоятельствах, и послал урядника Крючкова с пятью казаками в главную квартиру, находившуюся, по известиям, около Вязьмы."

"Того же числа, то есть 21-го, около полуночи, партия моя прибыла за шесть верст от Смоленской дороги и остановилась в лесу без огней, весьма скрытно. За два часа пред рассветом мы двинулись на Ловитву. Не доходя за три версты до большой дороги, нам уже начало попадаться несметное число обозов и туча мародеров. Все мы били и рубили без малейшего сопротивления. Когда же достигли села Рыбков, тогда попали в совершенный хаос! Фуры, телеги, кареты, палубы, конные и пешие солдаты, офицеры, денщики и всякая сволочь — все валило толпою. Если б партия моя была бы вдесятеро сильнее, если бы у каждого казака было по десяти рук, и тогда невозможно было бы захватить в плен десятую часть того, что покрывало большую дорогу. Предвидя это, я решился, еще пред выступлением на поиск, предупредить в том казаков моих и позволить им не заниматься взятием в плен, а, как говорится, катить головнею по всей дороге. Скифы мои не требовали этому подтверждения; зато надо было видеть ужас, объявший всю сию громаду путешественников! Надо было быть свидетелем смешения криков отчаяния с голосом ободряющих, со стрельбою защищающихся, с треском на воздух взлетающих артиллерийских палубов и с громогласным «ура» казаков моих! Свалка эта продолжалась с некоторыми .переменами до времени появления французской кавалерии, а за нею и гвардии.
Тогда я подал сигнал, и вся партия, отхлынув от дороги, начала строиться. Между тем гвардия Наполеона, посредине коей он сам находился, подвигалась. Вскоре часть кавалерии бросилась с дороги вперед и начала строиться с намерением отогнать нас далее. Я весьма уверен был, что бой не по силе, но страшно хотелось погарцевать вокруг его императорского и королевского величества и первому из отдельных начальников воспользоваться честью отдать ему прощальный поклон за посещение его. Правду сказать, свидание наше было недолговременно; умножение кавалерии, которая тогда была еще в положении довольно изрядном, принудило меня вскоре оставить большую дорогу и уступить место громадам, валившим одна за другою. Однако во время сего перехода я успел, задирая и отражая неприятельскую кавалерию, взять в плен с бою сто восемьдесят человек и двух офицеров и до самого вечера конвоевал императора французов и протектора Рейнского союза с приличной почестью."

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

17:41 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
За свою жизнь я встречала только одного человека, которого по-настоящему можно назвать жадным – сына хозяйки первой квартиры, что я снимала. Там вообще был (и, наверное, есть) целый букет особенностей… Но эта впереди планеты всей. Его мать жаловалась моей маме, что, когда он получил свою первую зарплату, он принёс им упаковку пакетированного чая что ли со словами "Вот, угощайтесь. И чтобы больше никогда ничего не просили меня купить с зарплаты!"
У него вообще не было друзей, но, увидев меня, он отчего-то решил, что я гожусь ему в друзья и стал советоваться со мной по всем жизненным вопросам. То, как однажды родители уговорили меня вытащить его погулять, потому что "ну жалко же мальчика, друзей совсем нет, только вот к тебе хорошо относится" - отдельная история. Но, например, на обратном пути, после того как я намотала изрядно километров пешком, говорю: "Поедем на автобусе." Ответ был: "Ты что? И деньги на проезд тратить? Тут идти-то всего километра 3. Надо быть экономнее."
Но вот однажды он написал, что понравилась ему дико одна девушка, "вроде бы" начали встречаться, и вообще он имеет на неё ни много ни мало матримониальные планы, а у неё день рождения скоро, посоветуй, что подарить. Ни одно из моих предложений принято не было. "Ну вот что она любит, что хочет?" - пытала его я. "Она хочет велосипед." - ответил товарищ. - "Но если я подарю ей велосипед, то она может не дать мне кататься на нём, а так не пойдёт. Если дать ей половину суммы и договориться, что велосипед общий и установить, в какие дни кто катается…" "То вряд ли это можно будет назвать подарком в полном смысле этого слова." - встряла я. "Да, пожалуй" - согласился товарищ, - "Придумал! Я подарю ей каталог велосипедов. А что? И недорого, и полезно. Сама себе выберет велосипед." И ведь подарил. Судя потому, что вскоре общаться он с девушкой этой перестал совсем, подарок её не особо вдохновил.
А ещё через некоторое время не выдержала я. Потому что он повёл операцию во спасение моей души под названием "я же должен помочь другу понять истину" и стал методично каждый день утром-днём-вечером в одно и то же время слать видео и ультимативные эпистулы о вреде поедания мяса, об убийстве животных, о пользе приготовленных на пару овощей, об экономии средств, и много чего ещё другого. В общем, заблокировала я его везде, где только можно. А вслед за мной его "заблокировали" и его собственные родители, потому что и среди них он попытался внедрять свои идеи, и они ласково и нежно попросили его съехать от них и внедрять всё это только самому себе.
Потому, когда мне про кого-то говорят, что он/она жадный/ая, я сверяю данные с эталоном))

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио, Мизантропическое лирическое

22:08 

И снова "Дневник" Дениса Давыдова.

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Наставления крестьянам:
"...роздал крестьянам взятые у неприятеля ружья и патроны, уговорил их защищать свою собственность и дал наставление, как поступать с шайками мародеров, числом их превышающих. "Примите их, - говорил я им, - дружелюбно, поднесите с поклонами (ибо, не зная русского языка, поклоны они понимают лучше слов) все, что у вас есть съестного, а особенно питейного, уложите спать пьяными и, когда приметите, что они точно заснули, бросьтесь все на оружие их, обыкновенно кучею в углу избы или на улице поставленное, и совершите то, что бог повелел совершать с врагами христовой церкви и вашей родины. Истребив их, закопайте тела в хлеву, в лесу или в каком-нибудь непроходимом месте. Во всяком случае, берегитесь, чтобы место, где тела зарыты, не было приметно от свежей, недавно вскопанной земли; для того набросайте на него кучу камней, бревен, золы или другого чего. Всю добычу военную, как мундиры, каски, ремни и прочее, - все жгите или зарывайте в таких же местах, как и тела французов. Эта осторожность оттого нужна, что другая шайка басурманов, верно, будет рыться в свежей земле, думая найти в ней или деньги, или ваше имущество; но, отрывши вместо того тела своих товарищей и вещи, им принадлежавшие, вас всех побьет и село сожжет. А ты, брат староста, имей надзор над всем тем, о чем я приказываю; да прикажи, чтобы на дворе у тебя всегда были готовы три или четыре парня, которые, когда завидят очень многое число французов, садились бы на лошадей и скакали бы врознь искать меня, - я приду к вам на помощь. Бог велит православным христианам жить мирно между собою и не выдавать врагам друг друга, особенно чадам антихриста, которые не щадят и храмы божии! Все, что я вам сказал, перескажите соседям вашим".
Я не смел дать этого наставления письменно, боясь, чтобы оно не попалось в руки неприятеля и не уведомило бы его о способах, данных мною жителям для истребления мародеров."


А теперь про французов:
"Не прошло часу, как казаки слабым свистом подали знак. Они открыли одного офицера, идущего пешком по дороге с ружьем и с собакою. Десять человек сели на коней, бросились на дорогу, окружили его и привели к отряду. Это был 4-го Иллирийского полка полковник Гётальс, большой охотник стрелять и пороть дичь, и опередивший расстроенный баталион свой, который шел формироваться в Смоленск. С ним была лягавая собака и в сумке — убитый тетерев. Отчаяние сего полковника более обращало нас к смеху, нежели к сожалению. После расспроса его обо всем, что нужно было, он отошел в сторону и ходил, задумчивый, большими шагами; но каждый раз, когда попадалась ему на глаза лягавая собака его, улегшаяся на казачьей бурке, — каждый раз он брал позицию Тальмы в «Эдипе» и восклицал громким голосом: «Malheureuse passion!»["Пагубная страсть!"]; каждый раз, когда бросал взгляд на ружье свое, — увы! — уже в руках казаков, или на тетерева, повешенного на пику, как будто вывеской его приключения, — он повторял то же и снова зачинал ходить размеренными шагами."

"Между ними [пленными] находился барабанщик молодой гвардии, именем Викентий Бод (Vincent Bode), пятнадцатилетний юноша, оторванный от объятий родительских и, как ранний цвет, перевезенный за три тысячи верст под русское лезвие на русские морозы! При виде его сердце мое облилось кровью; я вспомнил и дом родительский, и отца моего, когда он меня, почти таких же лет, поручал судьбе военной! Как предать несчастного случайностям голодного, холодного и бесприютного странствования, имея средства к его спасению? Я его оставил при себе, велел надеть на него казачий чекмень и фуражку, чтобы избавить его от непредвидимого тычка штыком или дротиком, и, таким образом, сквозь успехи и неудачи, через горы и долы, из края в край, довез его до Парижа здоровым, веселым, и почти возмужалым передал его из рук в руки престарелому отцу его. Что же вышло? Спустя два дня после этого являются ко мне отец с сыном и просят об аттестате. «С радостью, — отвечал я им. — Вот тебе, Викентий, аттестат в добром твоем поведении». — «Нет, — сказал отец, — вы мне спасли сына, довершите же ваше благодеяние, — дайте ему аттестат в том, что он находился при вас и поражал неприятеля». — «Но неприятели были ваши соотечественники?» — «Нужды нет», — возразил старик. «Как нужды нет? Ты чрез то погубишь сына, его расстреляют, и дельно...» — «Нынче другие времена, — отвечал он, — по этому аттестату он загладит невольное служение свое хищнику престола и получит награждение за ратоборствование против людей, за него сражавшихся, следовательно, служивших против законного своего монарха». — «Если это так, господин Бод, жалка мне ваша Франция! Вот тебе аттестат, какого ты требуешь». И подлинно, я в оном налгал не хуже правителя канцелярии какого-либо главнокомандующего, сочиняющего реляцию о победе, в коей он не участвовал. Старик был прав: чрез неделю он снова пришел ко мне с сыном благодарить за новое мое благодеяние. Викентий имел уже в петлице орден Лилии!!!"

"Пред отъездом своим вошел ко мне поручик Тилинг. Он говорил мне, что казаки взяли у него часы и деньги, но что он, зная право войны, на это не в претензии, а просит только, чтобы ему возвратили кольцо им любимой женщины. Увы! и ах! — я всегда склонен был к чувствам, обуревавшим душу г. Тилинга! Сердце мое может включить в каждую кампанию свой собственный журнал, независимый от военных происшествий. .... Чувства узника моего отозвались в душе моей! Легко можно вообразить взрыв моей радости при встрече с человеком, у одного алтаря служившим одному божеству со мной. Я обещал ему стараться удовлетворить его желание, и по отправлении его в Юхнов, когда возвратился разъезд, в котором были казаки, взявшие его в плен, я был столько счастлив, что отыскал не только кольцо, но и портрет, волосы и письма, ему принадлежавшие, и немедленно отослал их к нему при сей записке: «Recevez, monsieur, les effets, qui vous sont si shers; puis-sent-ils, en vous rappellant l'objet aime, vous prouver, que, le couraqe et le malheur sont respectes en Russie, comme partout ailleurs. Denis Davidoff, Partisan»["Примите, государь мой, вещи, столь для вас драгоценные. Пусть они, напоминая о милом предмете, вместе с тем докажут вам, что храбрость и несчастье так же уважаемы в России, как и в других землях. Денис Давыдов, партизан"].
Сей Тилинг жил до 1814 года в Орле, где всегда с благодарностью, но еще больше с удивлением рассказывал о сем приключении, как рассказывают о великодушии некоторых атаманов разбойников. Впоследствии я узнал, что, устав, подобно мне, менять предметы любви с каждой кампанией, он при заключении общего мира заключил законный союз с последней им любимою женщиною и променял кочующую жизнь гусарскую на философическое уединение, променял фантасмагорию на существенность."

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

10:06 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Ещё Дениса Давыдова (а я предупреждала!). И про крестьян, и про казни, про всякое в общем:
"Я заметил, что некоторые партизаны, командуя отдельною частию войск, думают командовать не партиею, а армиею, и считают себя не партизанами, а полководцами. Оттого-то господствующая их мысль состоит в том только, чтобы отрезать противную партию от армии, к коей принадлежит она, и занимать позиции подобно австрийским методикам. Надобно один раз навсегда знать, что лучшая позиция для партии есть непрестанное движение оной, причиняющее неизвестность о месте, где она находится, и неусыпная осторожность часовых и разъездных, ее охраняющих; что партию отрезать нет возможности, - и держаться русской пословицы: убить да уйти - вот сущность тактической обязанности партизана."

"Четырнадцатого мы подошли к селению Теплухе, что на столбовой Смоленской дороге, и остановились на ночлег со всею военною осторожностью. Там явился ко мне крестьянин Федор из Царева-Займища с желанием служить в моей партии. Этот удалец, оставя жену и детей, скрывшихся в лесах, находился при мне до изгнания неприятеля из Смоленской губернии и только после освобождения оной возвратился на свое пепелище. По возвращении моем из Парижа, в 1814 году, я нарочно останавливался в Цареве-Займище, с тем чтобы посетить моего храброго товарища, но мне сказали, что его уже нет на свете. Он умер от заразы со многими поселянами, скрывавшимися в лесах во время его ратования. Какое поучение! И те, кои избегают смерти, и те, кои на нее отваживаются, всем равная участь; каждому определен срок неминуемый!.. Стоит ли прятаться и срамиться!"

"К славе нашего народа, во всей той стороне известными изменниками были одни дворовые люди отставного маиора Семена Вишнева и крестьяне Ефим Никифоров и Сергей Мартынов. Первые, соединясь с французскими мародерами, убили господина своего; Ефим Никифоров с ними же убил отставного поручика Данилу Иванова, а Сергей Мартынов наводил их на известных ему богатых поселян, убил управителя села Городища, разграбил церковь, вырыл из гробов прах помещицы села сего и стрелял по казакам. При появлении партии моей в ту сторону все первые разбежались и скрылись, но последнего мы захватили 14-го числа. Эта добыча была для меня важнее двухсот французов! Я немедленно рапортовал о том начальнику ополчения и приготовил примерное наказание.
Двадцать первого пришло мне повеление расстрелять преступника, и тот же час разослано от меня объявление по всем деревням на расстоянии десяти верст, чтобы крестьяне собирались в Городище. Четыре священника ближних сел туда же приглашены были. 22-го, поутру, преступника исповедали, надели на него белую рубашку и привели под караулом к самой той церкви, которую он грабил с врагами отечества. Священники стояли перед нею лицом в поле; на одной черте с ними - взвод пехоты. Преступник был поставлен на колена, лицом к священникам, за ним народ, а за народом вся партия - полукружием. Его отпевали... живого. Надеялся ли он на прощение? До верхней ли степени вкоренилось в нем безбожие? Или отчаяние овладело им до бесчувственности? Но вовремя богослужения он ни разу не перекрестился. Когда служба кончилась, я велел ему поклониться на четыре стороны. Он поклонился. Я велел народу и отряду расступиться. Он глядел на меня глазами неведения; наконец, когда я велел отвести его далее и завязать глаза, он затрепетал... Взвод подвинулся и выстрелил разом. Тогда партия моя окружила зрителей, из коих хотя не было ни одного изменника и грабителя, но были ослушники начальства. Я имел им список, стал выкликать виновных поодиночке и наказывать нагайками.
Когда кончилась экзекуция, Степан Храповицкий читал: "Так карают богоотступников, изменников отечеству и ослушников начальству! Ведайте, что войско может удалиться на время, но государь, наш православный царь, знает, где зло творится, и при малейшем ослушании или беспорядке мы снова явимся и накажем предателей и безбожников, как наказали разбойника, перед вами лежащего: ему и места нет с православными на кладбище; заройте его в Разбойничьей долине".
Тогда священник Иоанн, подняв крест, сказал: "Да будет проклят всякий ослушник начальства! Враг бога и предатель царя и отечества! Да будет проклят!"
После сего я читал народу наставление, данное мною токаревским крестьянам, и распустил всех по домам, а вечером послал курьера с донесением как об успехе моих поисков, так и о наказании помянутого преступника."

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

10:06 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Из "Дневника" Давыдова:
"До сего времени все предприятия мои были направлены между Гжатью и Вязьмою. Успех их пробудил деятельность французского губернатора. Он, собрав все конные, чрез город сей следующие, команды, составил сильный отряд (из двух тысяч рядовых, восьми офицеров и одного штаб-офицера) и предписал ему очистить от набегов моих все пространство между Вязьмою и Гжатью, разбить непременно мою партию и привезти меня в Вязьму живого или мертвого. По взятии 22-го октября города Вязьмы генералом Милорадовичем, адъютант его, Кавалергардского полка поручик (что ныне генерал-адъютант) Киселев, отыскал в разбросанных бумагах один из циркуляров, рассылаемых тогда генералом Бараге-Дельером по войскам, в команде его находившимся и проходившим чрез Смоленскую губернию, и подарил мне оный. В сем циркуляре описаны были приметы мои и изложено строгое повеление поймать и расстрелять меня; я долго хранил его как лучший аттестат действий моих под Вязьмою, но, к сожалению, затерял его в походе 1813 и 1814 годов."

"Едва мы успели расположиться в Покровском, как известился я, что новый транспорт пленных наших, числом четыреста человек, остановился неподалеку от нас. Быв уже раз наказан за отвагу штурмовать селение, занятое пехотою, я отрядил вперед урядника Крючкова с шестью отборными казаками: Ластевым, Афониным, Володькой, Волковым и еще двумя, коих забыл имена, и велел ему, подъехав к деревне, выстрелить из пистолетов и поспешно скрыться, дабы тем, встревожа прикрытие, принудить его искать себе покойнее для привала место. Партия же следовала за Крючковым скрытно и оставалась в засаде, ожидая выхода транспорта из селения.
Совершенный успех увенчал мое предприятие. Едва Крючков и казаки его, выстреля, удалились от деревни, как весь транспорт стал вытягиваться из оной. Дав ему отойти на расстояние около двухсот саженей, партия моя поднялась на высоту и часть ее бросилась по долу в атаку. Пленные помогли атакующим, и прикрытие, в сто шестьдесят шесть человек и четыре офицера состоявшее, мгновенно было обезоружено. С добычею сей я воротился на ночлег в Покровское, откуда 20-го, поутру, пошел в село Городище как для доставления покоя моей партии, так и для личного осмотра поголовного ополчения в Знаменском. К тому же я был отягчен добычею. Поиск сей мне доставил девятьсот восемь рядовых, пятнадцать офицеров, тридцать шесть артиллерийских палубов и сорок провиантских фур, сто сорок четыре вола, которых определил я на порцию, и около двухсот лошадей, из коих, выбрав лучшие для худоконных казаков, остальные роздал крестьянам."

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

10:48 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Из "Дневника" Давыдова:
"Ещё мы были в неведении о судьбе столицы, как 9-го числа прибыл в Юхнов Волынского уланского полка майор Храповицкий, сын юхновского дворянского предводителя, и объявил нам о занятии Москвы французами.
Я ожидал события сего и доказывал неминуемость оного, если продолжится отступление по Смоленской дороге, но при всем том весть сия не могла не потрясти душу, и, сказать правду, я и товарищи мои при первых словах очень позадумались! Однако, так как все мы были неунылого десятка, то и начали расспрашивать Храповицкого о подробностях. Он уверил нас, что оставил армию в Красной Пахре; что она продолжает движение свое для заслонения Калужской дороги; что Москва предана огню и что никто в армии не помышляет о мире...
Вопреки многим, я и тогда полагал полезным истребление Москвы. Необходимо нужно было открыть россиянам высший предмет их усилиям, оторвать их от города и обратить к государству.
Слова "Москва взята" заключали в себе какую-то необоримую мысль, что Россия завоевана, и это могло во многих охладить рвение к защите того, что тогда только надлежало начинать защищать. Но слова "Москвы нет" пересекли разом все связи с нею корыстолюбия и заблуждение зреть в ней Россию. Вообще все хулители сего превосходства мероприятия ценят одну гибель капиталов московских жителей, а не поэзию подвига, от которого нравственная сила побежденных вознеслась до героизма победительного народа...
Я затрепетал от радости и тут же всем находившимся тогда в городе помещикам и жителям предсказал спасение отечества, если Наполеон оставит в покое армию нашу между Москвою и Калугою до тех пор, пока она усилится следуемыми к ней резервными войсками и с Дону казаками. Кто мало-мальски сведущ был в высшей военной науке, тому последствие превосходного движения светлейшего в глаза бросалось."

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

10:08 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Я тут взялась перечитать "Дневник партизанских действий" Дениса Давыдова. Тут-то и выяснилось, что я почти ничего из него не помню. Что не мешает мне пребывать в восторге от дневника. И я ещё тут вас задолбаю цитатами и выписками из него.)

"В каждом селении ворота были заперты; при них стояли стар и млад с вилами, кольями, топорами и некоторые из них с огнестрельным оружием. К каждому селению один из нас принужден был подъезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним и на защиту православныя церкви. Часто ответом нам был выстрел или пущенный с размаха топор, от ударов коих судьба спасла нас. За два дня до моего прихода в село Егорьевское, что на дороге от Можайска на Медынь, крестьяне ближней волости истребили команду Тептярского казачьего полка, состоящую из шестидесяти казаков. Они приняли казаков сих за неприятеля от нечистого произношения ими русского языка. Они же самые крестьяне напали на отставшую мою телегу, на коей лежал чемодан и больной гусар Пучков. Пучкова избили и оставили замертво на дороге, телегу разрубили топорами, но из вещей ничего не взяли, а разорвали их в куски и разбросали по полю. Вот пример остервенения поселян на врагов отечества и, вместе с сим, бескорыстия их. Мы могли бы обходить селения; но я хотел распространить слух, что войска возвращаются, утвердить поселян в намерении защищаться и склонить их к немедленному извещению нас о приближении к ним неприятеля, почему с каждым селением продолжались переговоры до вступления в улицу. Там сцена переменялась; едва сомнение уступало место уверенности, что мы русские, как хлеб, пиво, пироги подносимы были солдатам.
Сколько раз я спрашивал жителей по заключении между нами мира: "Отчего вы полагали нас французами?" Каждый раз отвечали они мне: "Да вишь, родимый (показывая на гусарский мой ментик), это, бают, на их одежу схожо". - "Да разве я не русским языком говорю?" - "Да ведь у них всякого сбора люди!" Тогда я на опыте узнал, что в Народной войне должно не только говорить языком черни, но приноравливаться к ней и в обычаях и в одежде. Но не писать слогом объявлений Ростопчина. Это оскорбляет грамотных, которые видят презрение в том, что им пишут площадным наречием, а известно, что письменные люди немалое имеют влияние над безграмотными, даже и в кабаках. Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая и заговорил с ними языком народным."

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

11:03 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Про киношные (ситкомовские или драмеди) сюжеты в жизни. Мама недавно воспоминаниям предавалась и рассказала: был у неё одноклассник красоты невозможной (пусть будет Н.). То есть вот без дураков такая классическая красота, гармоничные правильные черты лица, Греция у нас в гостях. Но в основном в классе с ним не очень-то дружили, потому что по-человечески он как-то не очень был. А вот девочка одна на класс помладше - назовём её С. -, по совместительству проживавшая в соседнем с маминым дворе, в него влюбилась. Ну а как же? Красотою леп, червлен губами, бровьми союзен, чисто принц, только что без коня. И вот начали они гулять вместе за ручку, С. счастью своему нарадоваться не могла. Хотя мама к ней подходила и говорила, мол, Н. вообще-то как человек не фонтан, мы все, одноклассники, от него не в восторге. Но С. лишь деловито поправляла розовые очки и слушала не маму мою, а соловьёв и... фиг знает что, но что-то такое розово-романтическое-принцессистое. И вот однажды смотрит мама, а С. больше не ходит с Н., а если видит, то не здоровается. Мама и поинтересовалась, чего это вдруг. С поведала: гуляли они как-то вечером, и вдруг... как в кино появляются хулиганы, такие все: "Опа-опа! А давай-ка ты, парнишка, оставляй нам свою девочку, и иди, а не то..." Н. молча выслушал их предложение, молча развернулся и молча ушёл в закат. Немая сцена. А дальше... А дальше хулиганы повернулись к С. и сказали: "Дааа, повезло тебе с парнем... Иди домой." "Ты понимаешь, хулиганы-то пожалели меня, отпустили..." - рассказывала С. А на следующий день С. встретила Н., и поинтересовалась, что это было. А Н. и ответил, дескать, вас, девочек, много, а я у мамы один такой красивый. Вот на том история любви с принцем и закончилась. А вы говорите, кино...

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио, Сдаётся мне, джентльмены, это была... комедия

23:31 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Шла сейчас по парку. Слышу за спиной приближающийся топот, оглянулась - мужчина несётся, сломя голову, аж руками размахивает. Отступила в траву, он просвистел мимо. Иду дальше, снова топот, отступила в сторону - мимо пронёсся полицейский. В паре метров от меня стояла машина, у её раскрытого багажника на складных стульчиках со стаканчиками в руках расселась компания из двух мужчин и двух женщин, один из мужчин, удивлённо повернулся к своим товарищам: "Надо же! Я думал, что за тело так топочет, а это полицейский. А от него какой-то мужик убегает. Видели? Надо же!" "Да" - мысленно я ответила им, - "я тоже так подумала - надо же!" К чему они разбегались так? Не к дождю ли?

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

13:51 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Продолжаю наблюдать за городом: по Тверской-Ямской едет красная БМВ, за рулём просто наиканоничнейшая блондинка с длинными волосами, в темных очках и какой-то рыжей шубке и с такой алой помадой, что её, мне кажется, видно с другой стороны улицы. Перестраивалась в левый ряд и... нет, она включила поворотник. Но правый. Три ряда разом подзависли и "сбились с шага".

@темы: Пам-парам-пам...Просто так, Есть многое на свете, друг Горацио

10:07 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Саспенс, саспенс... Стоишь себе утром, пытаешься в зеркале узнать себя, и вдруг за спиной - шуршание. А в комнате никого кроме тебя нет. Теоретически. Медленно оборачиваешься... а там оно... она... Пялится в упор одним глазом. В общем, господа-режиссёры, работающие в жанре комических ужасов а-ля Рождер Корман, приглашаю вас для съёмок на натуре. А то Шехерезада Степанна готова. Почти, ещё второй глаз откроет и - камера, мотор, кто не спрятался, я не виновата!.. Ну и да, если через пару дней я перестану выходить на связь, не пугайтесь, значит, Степанна меня просто сожрала.

изображение

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио, Ох, уж эти сказочки! Ох, уж эти сказочники!

14:40 

Про соседей.

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Своих соседей я знаю. Нет, не так, как в Тамбове, там не то, что в своём подъезде, там знаешь всех жильцов дома, их чад, домочадцев и животных по именам-фамилиям-отчествам, в курсе того (хочешь ты того или нет), что в их микрокосме делается... Но тем не менее, московских своих соседей я знаю а) в лицо, б) по голосам, в) по имени, одного из всех, повезло ему (ну как повезло? сам представился зачем-то. А как пожалел, так поздно уже, я запомнила!), г) по рассказам, д) по шагам.
Хозяева мой квартиры петь любят и в целом неплохо это делают (я слышала, я знаю!). Они рассказывали, что каждый раз, когда они собирались и спевали свои любимые украинские песни, наутро они находили в двери записку от соседки снизу с текстом а-ля "Сначала петь научитесь!". "Уууу", - подумала я, - "теперь записок будет ещё больше, буду их копить, а потом топить ими печку зимой." Воображение очень живо рисовало эту картинку, но отказывалось подсказывать, где взять саму печь для такой благородной цели. Ну и да, пою я часто, вечерами, репе-пе-пе-тирую. И ни разу ни одной самой захудалой записочки (так и замёрзнешь нафиг в морозы!). Одно из двух - или соседка не выдержала и съехала к чёртовой матери из этого нехорошего дома, или мой вокал её устраивает.
Впрочем я не одна музицирую: порой вечерами откуда-то - то ли сверху, то ли из-за стены - раздаются мелодичные гитарные переборы. Почаще бы, меня радует. Даже не знаю, в какую из квартир подбрасывать анонимку "Играйте чаще! А давайте сегодня что-нибудь из Dire Straits?"
Часто езжу в лифте с одними и теми же товарищами нашего подъезда: с бабушками-дедушками оживлённо болтаю, с иными просто перемигиваюсь-головой киваю, дескать, помню, виделись, "всего хорошего!". Есть у нас один крупный дядька, так он всегда как дитя радуется, как я вместе с ним в лифт загружаюсь, и густым баском сообщает: "А другие боятся со мной ездить! А Вы не боитесь? Ха-ха-ха!" - "Нет, не боюсь! Это Вам меня бояться надо! Ха-ха-ха! Поехали!" - благодушно клацаю я по кнопкам.
А бывает идёшь мимо ванной комнаты или туалета, а там голоса. Остановишься, прислушаешься - всё в порядке, соседи дома, ругаются, а нет, ужин обсуждают, а нет, ругаются, а нет, про кино говорят, а нет... Всё в порядке, в общем, все дома.
Есть некий неопознанный никем товарищ, который постоянно сверлит, почти каждый день: в будни после 22, в выходные рано утром. Мне кажется, у него не квартира, а сыр уже какой-то. Или он сверлит, и тут же штукатурит, и снова по живому. Все его у нас очень любят, все, но найти не могут. Бывает, в подъезде можно услышать "Что-то Вы рано сегодня!" - "Так с 8 не сплю уже..." - "Да и я, сверлит. Опять..."
А прямо надо мной соседи ночами роняют друг друга на пол, сверху накрывают себя шкафами, потом вылезают из-под шкафа и ну бегать на каблуках по паркету, иногда к веселью присоединяется их ребятёнок с мячиком.
Ну и про несчастного, чьё имя я знаю... В соседней квартире обитает семейство казахов (кажется), кем они друг другу приходятся, я не знаю, но одного из них зовут Антон. Хозяин их квартиры как-то подселял к ним на время кого-то из своих родственников, дааа, было времячко - каждый вечер дрались у дверей моей квартиры, кажется, они не сошлись во мнениях по одному месту из Августина Блаженного. Хотела выйти посмотреть и сделать ставки разнять, но родители отчего-то не пустили... Так вот, Антон. Сегодня по дороге с девятого этажа на первый рассказывал мне, как ездил домой к себе в деревню, а там мыши. "Представляешь, мыши! Много, много мышей! Зима холодная будет!" - помолчал секундочку - "Или нет." Но что здесь холоднее, чем дома, это он посетовал, да. "Не могу с Вами не согласиться, коллега!" - покивала я, попрощалась и пошла себе.

@темы: Ну, будем исповедоваться., Есть многое на свете, друг Горацио, Будни нашей психушки

22:37 

Лягушка-путешественница. Италия - Швейцария, туда и обратно

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
3 июля-4 июля

Турин - Римини

Рано поутру мы поехали в Турин. Этот город не очень-то избалован туристическим вниманием (и на мой взгляд, зря), только после Олимпиады 2006 года люди потихонечку начали проявлять интерес к городу и ездить сюда.
Поплутаем немного в исторических дебрях: ещё во времена Римской империи в 28 г. до н.э. на этом месте был основан военный лагерь. В 940 годы Турин стал резиденцией маркграфов Ардинуичи, правивших феодом, известным как Туринская марка. С 11 века он был совместным владение графов Савойских и местных князей-епископов. В 16 веке Эммануил Филиберт сделал Турин столицей могущественной Савойской династии. Он возвёл новые дворцовые резиденции и воссоздал Туринский университет, учреждённый в 1404 году, но впоследствии распущенный. После завершения Рисорджименто (национально-освободительного движения итальянского народа против иноземного господства за объединение раздробленной Италии) в 1861 году Турин на протяжении четырёх лет оставался столицей объединённой Италии.
Мне Турин показался очень красивым и душевным, тихим и милым.

читать дальше

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио, Хорошо бродить по свету с карамелькой за щекою...

22:34 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Было дело, мне пеняли, что я не очень-то следую булгаковской заповеди "Никогда не разговаривайте с неизвестными", я всегда лишь отмахивалась. И знаете, если вдуматься и повспоминать, то и не зря отмахивалась. Тем более, что и вспомнить есть что. Если пройтись только по верхам, вот что вырисовывается:
Пошла я как-то на Борисовские пруды, и на полдороге ко мне обратился парень с каноническим: "Do you speak English?" И аж чуть не до небес запрыгал, когда услышал моё "Да", мол, счастье какое, а то больше никто из тех, к кому он обращался, не мог, ура-ура-ура, но если б я ещё и по-французски парлекать могла, было б и вовсе замечательно. Тут уж мне пришлось разочаровать - уж чего не могу, того не могу. Он попросил рассказать ему, где притаилось метро. Так как показать было проще, чем описывать все повороты и подходы, я взялась изобразить из себя Ивана Сусанина. По дороге он, отчаянно жестикулируя и перемежая англицкую речь французскими словечками, и поведал мне, что он - футболист из Франции, но марокканского происхождения, Юссеф Аднан, и сообщил, что на тот момент подписал шестимесячный контракт со Спартаком. И тут же поинтересовался, а хорошая ли это команда, болею ли я за Спартак, за ЦСКА или за Зенит? "Эээээ" - озадачилась я, - "вообще футбол я смотрю, но болею чаще за сборную России, а не за отдельные команды". Дальше юноша посетовал на ужасную погоду, из-за которой он уже схватил насморк, показал визитку гостиницы, в которой поселили его с товарищами, повосхищался природой в моём районе, и обеспокоился, а много ли в Москве расистов. Ну тут я пугать не стала гостя столицы, сказала, скрестив пальцы: "Да ну что вы! Какие расисты! Мало их, мало! Не беспокойтесь!" И, наконец-то, смогла вклиниться в поток его мысли с давно мучившим меня вопросом: "Какого ж чёрта тебя занесло на Домодедовскую, милок?!" "О!" - радостно засуетился он - "Мне хотелось посмотреть на окраины Москвы, здесь так интересно! Только я заблудился!" "Лучше б Вы в Царицыно поехали, что ли" - вздохнула я и вывела прямо ко входу в метро, и мы раскланялись.
***
Другой раз ехала в метро, и на одной из станций в вагон вошёл парень лет тридцати, на вытянутых руках он держал явно тяжёлую сумку, всю перепеленутую полиэтиленом, как из аэропорта. Через какое-то время он уселся напротив меня, рядом с пожилой парой и принялся рассказывать о себе. Вполуха я слышала, что он из Оренбурга, увлекается театром ("Оооо, наш человек!" - подумала я), что по маме скучает, что-то ещё о своих проблемах. Его слушатели ободряюще похлопали его по плечу и вышли на своей станции. Он же принялся вскрывать обёртку своей сумки, чтобы освободить хотя бы ручки, но у него ничего не получалось. Я молча протянула ему свои маникюрные ножницы. Он улыбнулся, взрезал полиэтилен, распаковал всё, как ему было надо. И пересел рядом со мной. Окружающие сделали круглые глаза и издали дружное "Ооооо!" (эмоциональный у нас вагон тогда оказался). Я негодующе зыркнула на всех, а парень совершенно невозмутимо скомандовал: "Открывай сумку!" И он из своей поклажи достал горсть маленьких круассанов со словами "Даже не думай отказываться, это наша компания производит. Они правда вкусные! Не обижай меня!", следом он выудил конфеты - "А это мне зять дал, а я хочу угостить тебя." Сказать, что я была тронута... да одним словом никак не выразить весь клубок охвативших эмоций! Мы пожали друг другу руки, и я вышла на своей станции.
***
Заглянула я в Царицыно и только было устроилась поудобней на лавочке у пруда с книгой и созерцательным настроем, как тут ко мне подошла крайне удивительная во всех отношениях личность - представьте себе Паганеля только низкого роста и без очков, да-да, эти всклокоченные волосы с проскальзывающей сединой, добрые близорукие глаза, некую наивную восторженность, да впридачу мягкий акцент, похожий одновременно и на польский, и на венгерский. Этот человек оказался выходцем из Белграда, и поначалу он подошёл ко мне, чтобы узнать, а можно ли купаться в пруду. И от этого вопроса мы плавно перешли к разговору о его житье-бытье в Белграде и жизни вообще. Это была очень интересная и приятная беседа, мы расстались, пожелав друг другу удачи.
А буквально через несколько минут после этого я увидела дедушку с собакой. Пёс был похож на лайку, но всё же гораздо крупнее, мощнее и окрас посерее. Пока пёс весело бултыхался в пруду в компании уток и лебедей, один из гуляющих сказал - "Как на волка похож!". Дедушка ответил - "А это и есть волк." Я: "А не лайка разве?". Тогда хозяин пояснил, что это полулайка-полуволк, то есть один из его родителей был самым настоящим волком, кажется, отец. Пёс был и правда невероятно красив и статен. Откупавшись и нарезвившись на мелководье, он на полном скаку вынесся на берег и с криком "Сестра!" кинулся мне на шею, оставив грязевые отпечатки своих лап на моей груди, а потом долго вилял хвостом и, попискивая, лизал мне руки. Хозяин еле оттащил его от меня. Впервые я видела полуволка так близко.)
***
Как-то я ждала друзей у выхода из метро, а рядом стояла весьма колоритная персона - затянутый в черный латекс парень с волосами цвета воронова крыла и с кнутом, обёрнутым вокруг шеи. Он обратился ко мне с вопросом, кого я собственно жду, и не дожидаясь моего ответа, сам выложил, что он здесь ждёт свою девушку, что она уже на час опаздывает, рассказал про неё, про их отношения, похвалился, что этот кнут она ему подарила. Моё любопытство как обычно взяло верх над осторожностью, и я спросила, а не умеет ли он этим кнутом сбивать пламя свечи. "А ты сечёшь!" - протянул он - "Я тренируюсь, пока не очень получается, но скоро получится." Тут мне позвонили друзья, отыскавшиеся у другого выхода из метро, и я пошла им навстречу, потому не могу вам рассказать, до чего он дотренировался и дождался ли свою даму сердца, хотя он и сетовал, что теперь ему и поговорить будет не с кем, и что я не увижу ту, кого он ждал, а он очень этого хотел бы.
***
А ещё однажды я возвращалась домой с работы, передо мной шёл мужчина с несколькими пакетами, полными яблок. Вдруг он резко остановился, обернулся, оглядел всех прохожих, подошёл ко мне и поставил передо мной один из пакетов. "Вот. Тебе." Мы минут пять с ним стояли, препирались и пихали друг другу эти несчастные яблоки, пока он резко не развернулся на месте и со словами "Буду я ещё с бабами спорить!" не пошёл прочь. Я посмотрела на яблоки, яблоки и собравшиеся уже вокруг зеваки на меня, я чертыхнулась и потащила пакет домой. Спасибо Вам, неизвестный человек с яблоками!

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио, Все чудесатее и чудесатее

00:02 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
Прекрасный вечер, но вся наша семейка в своём репертуаре... Сначала мы душевно посидели в кафе с подругой, а после я должна была приехать в гости к тёте, где уже поджидали меня и родители. Код к воротам и подъезду я не знала, но мы договорились, что как только я подойду к воротам, я позвоню Гале и она сообщит мне все пароли. Сказано - сделано. Мизансцена: 20:00, темно, ворота, мороз -19-20, ветрено. Оля звонит тёте, никто не берёт. Поскольку пальцы уже плохо слушается, а нос болит, но ещё подаёт признаки жизни, Оля носом набирает второй Галин номер, результат тот же. Попрыгав вдоль ворот как Женя Лукашин у ёлочки, я так же носом набрала маме, та, к счастью, ответила и передала трубку Саше, тот назвал код, но кнопки упорно отказывались нажиматься. "Дайте-ка я попробую" - раздался за спиной голос. Парень-разносчик пиццы пришёл мне на помощь, но и он не сразу укротил хитромудрый замок. "Надо же как сильно тут надо давить" - удивился он, "Ну ты что там копаешься? Вошла?" - кричали мне в трубку. "А вы не знаете, какой это корпус - первый или второй?" - поинтересовался юноша. - "Честно? Не знаю." - "А Вы спросите своих." - подсказал парень. - "Саш, какой у вас корпус?" - "Без понятия. Но подъезд угловой." "Они сами не знают" - вздохнула я. "Ладно, разберёмся" - кивнул парень и принялся копаться в телефоне. Тем временем мне сообщили код от подъезда, только я ввела его, за спиной уже знакомый голос: "Вы будете смеяться, но мне тоже сюда. Вот будет забавно, если мы с Вами и в одну и ту же квартиру." - "Это вряд ли. Но хорошего вечера! И с праздником!" - "И Вас!" - поздравил юноша. Спасибо тебе ангел в облике разносчика пиццы, если бы не ты, валялась бы я там у ворот синенькая и позвякивала, как и полагается ледышкам!)
Дома у тёти меня напоили горячим чаем с имбирём, заставили съесть котлету. А потом мы с детьми ушли в комнату и, укутавшись пледом, втроём (точнее впятером - к нам присоединились собака Фишка и кошка Пулька) смотрели "Девчат".

@темы: Пам-парам-пам...Просто так, Есть многое на свете, друг Горацио

15:05 

Загадочная славянская душа неумолимо делала свое дело - запутывала проблему до её полной нерешаемости.(c)
В 8 утра раздался звонок, я подорвалась с мыслью, что всё, что-то у кого-то случилось, надо куда-то бежать... Нежный женский голос прощебетал: "Доброе утро! Извините, что так рано, надеюсь, я не помешала..." "Конечно, помешала! Я полночи не спала из-за боли в горле, только под утро отключилась, мне снилось, что черепашка превратилась в пантеру, я её гладила по шелковистой шерсти, а она внимательно смотрела на меня перламутровыми глазами и звала прокатиться на ней... А тут Вы!" - хотела я ей всё это сказать, но ответила лишь "Нет, ничего..." Дама воодушевилась и позвала полюбоваться на их новую коллекцию одежды, я вежливо отказалась. И тут дама выдала: "А взрослые вообще дома есть?" "Нет!" - буркнула я и положила трубку.
***
Пошла на почту отправлять друзьям открытки, стою клею марки. Вдруг подбегает девочка лет шести: "Тётя, а что это Вы такое интересное делаете?" "Марки клею, чтобы открытки дошли до всех." "А можно я рядом постою и посмотрю?" - продвинулась она поближе. "Конечно!" - кивнула я. Она повернулась и крикнула ещё меньшей девочке: "Маша, иди сюда, тут интересное что-то тётя делает!" Маша с воплем пронеслась куда-то мимо. Старшая сестра повернулась ко мне: "Она ещё маленькая, совсем в тётях не разбирается." Тут и я марки все доклеила, и мама их посылку отправила, и мы разошлись в разные стороны.

@темы: Есть многое на свете, друг Горацио

Weasel words

главная